НАПРАСНЫЕ НАДЕЖДЫ

(Стихи в прозе)

Когда я, тоскуя, скитался вдали, то мечтал лишь об одном – увидеть Ее. Думал, увижу, поговорю – и душа успокоится, я обрету мир. Зря надеялся. Увидел. Но, как только увидел, захотел увидеть еще. А вижу – хочется целовать Ее. Думал, поцелую – и разгоревшийся в сердце огонь ослабнет, бурлящий поток крови отхлынет, я стану спокойнее. Зря надеялся. Поцеловал. Но, как только поцеловал, захотелось поцеловать еще. А целую – хочется с Нею поговорить...

Чем крепче Ее обнимаю, чем нежнее ласкаю, тем сильнее, похоже, становится моя страсть. Разбушевавшемуся в душе пожару, взбунтовавшемуся сердцу, кипящей в жилах крови тесно в моем теле. Думал, если этот внутренний огонь вырвется наружу и разгорится вволю, станет легче, я снова обрету бодрость духа.

Зря надеялся. Ничто не утихомирило мою душу. Не остудило хотя бы немного горячую кровь. Не охладило хотя бы чуть-чуть жаркую страсть.

Наоборот, она стала еще несокрушимее. Только усиливалась день ото дня, нисколько не собираясь ослабевать.

Я проиграл, я – слабый человек, любовь сильнее меня. Я убедился в ее могуществе. Разум, конечно, не желает мириться с этим. Он борется, диктует свою власть. Но, чтобы покориться его велению, разум должен обладать мощной энергией, а мне самому необходима воля. И где эта воля, где энергия? Почему они не спешат ко мне на помощь? Почему не рвутся стать оружием разума? Почему не одолеют любовь? Почему не возьмут меня под защиту?..

Не знаю. Ни воли, ни энергии у меня нет – они давно, поджав хвосты, сбежали. Разум, утративший энергию и лишенный мощи, беспомощен, как дряхлый старик, он лишь бессильно ворчит. Поэтому все его роптания напрасны. Так что же мне тогда осталось?

Отныне я в плену у любви. И жить мне теперь только с нею. Потому что побороть любовь я не могу... не могу... Ведь я безумно Ее люблю!

11 апреля 1929 г.

Перевод Майры Жанузаковой