Поэма Кулагер

Раздумья

Бурлит потоком горным сегодня песнь моя, 
Неся прохладу в ближние и дальние края,
Вся родина охвачена волнами песни той,
Пьет влагу травка каждая, пригорочек любой.
Пришел наш день – день праздника в ликующей степи,
Вперед, скакун мой - Песня! Людей поторопи!
Не оставляй спокойными, тревожь умы, сердца, 
Чтоб прошлое и новое познали до конца.

Уходит в поднебесье крылатая мечта,
Купаясь в ласках солнца с улыбкой на устах,
Пари в просторе синем, не бойся высоты,
Народ не любит робких, так будь отважной ты!


Была дорога наша мрачна и тяжела,
Но вражеская сила сломить нас не смогла,
Вела вперед нас воля бестрепетных вождей,
Добились мы свободы и равенства людей!


***

Эй, акын! Ты сегодня не тот, что вчера,
Ты любимец свободной и гордой страны.
Ты – скакун – победитель прославил свой край
Блеском слова и мысли и звоном струны.

Пусть устами твоими народ говорит!
Пусть в груди твоей сердце народа горит! –
Обгоняешь ты ветер, преследуя цель,
Ты – река, что чудесные воды струит.

Ты - напевами полная чудо-домбра,
Ты потоков исток – Алатау-гора!
Воздвигай же прекраснейших песен дворец,
Где сверкала бы слов сокровенных игра!

Старых песен привычный порядок и лад –
Нашей доброй старинной традиции клад,
Только я по-другому сегодня запел,
Знаю, песне моей кто-то будет не рад.


Приготовься, скакун! Путь не легкий нас ждет -
Нам в попутчики сборище кляч не пойдет,
В долгом –долгом сказанье я выложусь весь,
Все охватит мой стих, совершая полет.

Пусть восторг фонтанирует: «Как он хорош!»
Пусть брюзжат: «Исписался! Цена ему грош.»
Прочь, ценители! Пусть меня ценит народ!
Он поймет мое слово и к сердцу прижмет.

Я с народом своим как певун – соловей,
Быстроногий скакун, покоритель степей,
В состязаниях первый, любимец- призер,
Гордость добрых, трудящихся славных людей.
 
Я свободной страны величавый трибун,
Я по праву таков, по закону таков.
Если я запою на земле Алатау, 
Голос мой донесется до всех уголков.

Держит нынче казах Знамя счастья в руках,
Радость в сердце, в глазах ожидания свет.
Дни прошедшие, раньше вселявшие страх,
Вспоминаются нам как проклятье и бред.

Я о прошлом позоре сурово молчу,
Только в памяти цепкой былое держу.
Дни постылые сгинули с горем народа,
Я с надеждой в грядущее время гляжу.

Я к твореньям народа был трепетно строг,
Собирал по крупицам что выкопать смог.
Родника разговорного чистил глазок,
Слушал, ухо настроив на горный отрог!

Я не прячу сокровищ доставшихся мне,
Я не хищник, я – редкостных слов инженер,
Все отдам, если люди увидят в них прок, –
Приходи, выбирай и не стой в стороне!

***
Одного опасаюсь – недобрых очей,
Подозрительных лиц, юридических сов,
Архибдительных критиков, умников постных,
Стерегущих в спецхранах богатство отцов.
Пусть же пенится слов золотистый кумыс,
Пусть придется нарушить табу важных птиц!
Отчищаю от фальши златое зерно,
Вознося свою песню в лазурную высь.

Страницы