КЛЯТВА ВОИНА

 

Горячее дыханье жеребца 
сгибает к низу луговые травы. 
Клянусь священным именем отца, 
что сохраню степей былую славу! 

Горит под солнцем острое копье, 
и жаждет сабля крови иноверца. 
Клянусь хранить спокойствие твое, 
земля моя, летящая сквозь сердце.

– Эй-гей! – И в страхе стелются луга. 
И не понять, где кровь цветет, где маки! 
Я приторочу голову врага 
к седлу шального, злого аргамака! 

О как черна, предатель, кровь твоя! 
Я смажу саблю черной кровью этой! 
– Эй-гей! Удар! И щепы от копья. 
– Эй-гей! Удар! И сабли острой нету! 

Тяжелый меч продолжит разговор, 
короткий взмах. И враг повержен, 
Я – азиат! Я сын степей и гор! 
С врагом непримирим, с друзьями нежен! 

Гей, ярость первозданная моя, лети вперед! 
И в топоте и в гике 
бросай меня в горячие края, 
где скрещены сердца, мечи и пики! 

На круп коня я брошу вражьих жен, 
с гортанным кличем пронесусь, 
как ветер, когда клинок искристый обнажен – 
дымится кровью клятва на рассвете. 

1915-1920 гг.