Картины Семиречья

 
« Горные картины

Нет земли благодатней, чем Тарбагатай.
«Сам Кызыр посетил этот избранный край!»
С этим краем соседствует наша земля.
Наши духи-аруахи зовут нас в сей рай.

Было время - в том славном и светлом краю
Много родичей наших погибли в бою.
Акшулак, Жабагал, Муншукур, племя Таз
На Джунгарский хребет встали в ратном строю.

Аршапы, Амантекше и Карысарык,
Караунгир, Калмаксу и Каражырык,
Саур Салкынбел, рядом Сайрымболек
Дышат холодом страшной смертельной игры.

А кумыс на жайлау этих памятных мест!
Тянет в бой даже труса, какого ни есть.
На хребте Ушбиен восседает буркит -
Символ храбрости, выше которой лишь честь.
 
Куренбель - нет приюта спокойней, чем ты!
Горделиво укрыт ледниками Кора.
Тегерез с округленной вершиной,
Шажа, Вот Шамкой, словно старец над скарбом добра.

Вот задумчивый, грустью охвачен Баян -
Он не жив и не мертв - он загадка-гора.
Горделиво глядит в небеса Музбулак,
Он задрал белый нос свой, не нос, а кулак!

Только снег испарится со склонов Биена,
Снова буйствует зелень, не сдержишь никак!
Отовсюду растений полезли ростки.
Их названья запомнить сумеет не всяк!

Кокжамбас, рядом озеро Коперли.
В снежной шапке поит Шатыртас вдали.
А тому, кто прошел перевал Демекпе,
Не преграда и дебри Алтайской земли.

Как боялся я в детстве горы Коныртай!
Там змеиное логово - смерти врата:
День и ночь сторожат они скалы свои.
В каждом камне есть жало из хищного рта.

А Талгарские горы - утесов гряда
Упирается в небо, собою горда.
Словно мать над ватагой беспечных детей,
Дарит им молоко, что бурлит, как вода.

А гора Ушкараш есть приволье скоту.
Здесь народ возлюбил тишину, высоту.
Вдоволь трав здесь, обилен подарками край.
Выбирай себе лежку: не эту, так - ту!

У подножья красавица Алматы -
Чудо-яблоки медом растают во рту!
Каркара - обиталище нашей родни.
Здесь албаны проводят нескучные дни.

Возвышается гордо вершина Текес -
Повелитель законный всех тамошних мест.
Рядом горы Таптин, Былшыкай и другие.
Словно творог белеет на склонах их снег.

Каркара - обжитой благодатный жайлау.
В каждом доме приветлив широкий очаг.
Прочно вбитые в дерево шляпки гвоздей
Вам напомнят характер здешних людей.

Молоком истекает вся Ушкаркара.
Истекает свинцом тут земная кора.
А гора Кокбулак - серебристый орел,
Охраняющий груды литого добра.

Вот излучина бурной воды от Таптина
Раздвоилась в два русла, как брат и сестра.
Как змея извивается речка Ийрсу,
Склоны гор огибая на быстром бегу.

Где начало воды - там сверкает Лабас.
Он, как пес-волкодав, вору стадо не даст!
Сколько разных пород лошадиных там есть!
На жайлау Коктебе конских мастей не счесть!

А Кулык Коныркай, поясницу согнув,
Неприметный такой стал запрудой для вод.
Шеладыр, как коза, у подножия дрожит,
И ласкает волной там прибрежный гранит!

Смотрит месяц небесный на гору Тепкес,
Полукругом украсившим гриву коня.
И сверкает чудесный Тузколь на жайлау,
Как скакун бесподобный, он полон огня.

Нет здесь пышных мазаров на месте могил,
Тишину не тревожит ни плач, ни мулла.
Горы гордо стоят здесь один за одним,
Покоряет их мощь и вершин чистота.

А под ними снижается туча-туман,
Орошает дождем изумрудный их стан.
Легкий ветер-шалун играет с небес,
Будто внук залезает в апашкин карман.

Торайгар сверху донизу в темных лесах.
Не услышишь в тиши первозданной ничто.
А гора Ушмерке так черна, так густа,  
Как девичья длинная чудо-коса.

На вершинах ледник, склоны так высоки!
Диких зарослей чаща - звериная дебрь.
Кто бывал в этом месте сказочной зги,
Скажет - пущам Ирана они так близки!

Здесь пасутся архары, маралы, косули.
Здесь приволье для всех и в жару, и в мороз.
Выходи на охоту с собакой проворной -
Взять добычу не будет особых трудов!

Помню, гнали однажды косулю весь день -
Это гнал нас кумыс, уничтоживший лень -
Мы бродили, стреляли, резвились в горах
До вечерней поры, где настигла нас тень.

Я стоял на скале, озирался вокруг:
То вперед, то назад обращал я свой взор,
За гремучей Тапты я увидел албанов,
Их аулы в долинках, как пестрый узор.

Видел я одряхлевший Кызылауыз,
Горделивых балуанов - Кетпен и Кенеу.
Выступает степенно гора Сарытау
Карасай - место сбора идущих на риск.

Вдалеке виден облик горы Елшенбуйрек,
Там же прячутся горы Наушан и Наршан.
Мне приятней жайлау на горе Шалкоде -
Ах, какая там брынза! Остра, как шайтан!
 
Нет земли, что не видно с вершины Бакая.
Горы, склоны, хребты встали, перекликаясь.
На ладони лежат Терескен, Сырт, Торын.
Тихо, мирно стоят, красотой глаз лаская.

Одолеет твой взор и величье Лабаса,
Нет громадины больше с пышной косой.
Нет и беркута в мире, кто смог 6ы однажды
Полетать над заоблачной этой красой!

Чудо-горы стоят, бросив взор на Восток.
Гордый лик украшают вершины в снегах.
Дружным строем стоят, родные на век!
Сердце сильно так бьется, и слезы в глазах!

Посмотри на жемчужно-светлый Музарт.
Как обманчивы скалы седой Кудырги!
Ввысь стремится гора, что веселый скакун.
Аксакал, Байсауырын и Тайсауырын.

Впились в небо и съели небесную синь.
В самом центре Земли, где албаны живут,
Возвышается гор властелин Хан-Тенгри.
О, какой он красавец неписаный! Ах!

Голова белоснежная, стан - изумруд!
Он как лебедь на озере, чайки вокруг,
Но задержится взор твой на нем лишь одном.
Он хороший советник, мудрец-аксакал.

Что сказать мне о дивной горе Кундыктас?
Пусть меня осмеет самый худший из вас:
Он похож на большого коня-вожака,
Что табун от беды спасавший не раз!

Страницы