Поэма "Кулагер"

Отрывок в переводе Луконина: 

Кулагер, крылатый конь, — лира и стрела…
Степь его для славы вечной, видно, родила.
Устали не знал великий первозданный конь, 
догонял любых бегущих, не боясь погонь. 

Песни бедного Ахана, стон его земной 
Кулагер промчал когда-то стороной степной. 
Зависть — древнее мученье, зависть всё могла, 
зависть и тогда умела бить из-за угла. 

Кулагер летел, как птица, на большой байге, 
благородный конь не думал о своем враге.
Зависть черная, готовя смерти торжество, 
кол косоприцельный врыла на пути его. 

Зависть черную сломила вечная любовь. 

Я переводил поэму, ликовал, скорбел, 
то с Ильясом, то с Аханом вместе песни пел. 
И меня промчал над степью Кулагер не раз,
 целовал я Кулагера в ослезенный глаз. 

О поэзия святая, и тебе всегда 
зависть ставила рогатки, била без следа. 
Джансугурову Ильясу на его пути 
кол косоприцельный врыла зависть — не пройти.

 Сколько лет живет во мне сказка о коне! 
Думаю всегда о чьей-то тягостной вине. 
Есть у зависти, я знаю, кол и для меня, 
как Ахан и как Ильяс, не сверну коня. 

Слышу топот Кулагера, звон его копыт… 
Тот, кто песней степь восславил, нами не забыт.